ОАЭ - Объединённые Арабские Эмираты
Купить домен!

Среди российских богатеев появилась мода на проведение личных праздников в ОАЭ

09:48 - 12 октября 2006 года

Среди российских богатеев появилась мода на проведение личных праздников в ОАЭ. "Вирусом" заразил всех президент финансовой корпорации «Уралсиб» Николай Цветков, отмечавший в голой пустыне свой день рождения. Только фейерверк стоил около $50 000—«небо ходило ходуном», вспоминает один из приглашенных. После этого от заказов на праздники в ОАЭ не отбиться: в одной из не самых крупных ивент-компаний говорят, что за последнее время пришлось устраивать там вечеринки трижды. Каждая стоила примерно по $400 000.

За половину этой суммы можно несколько дней «зажигать» в менее модном месте. По крайней мере, во столько обошелся недавний «спортивно-туристический» выезд на острова Зеленого мыса в 620 км от атлантического побережья Африки, который делал «Титан». Участники—несколько бизнесменов—всласть накатались на гигантских размеров катамаране, потом под руководством мастеров спорта по серфингу «ковырялись» в семиметровых волнах, после чего пересели на катера и, как десант в фильме «Спасти рядового Райана», высадились на одном из пустынных островов. «Какой-то лагерь Чингисхана получился—вокруг только саксаулы растут да перекати-поле под ногами путаются, а тут диджей провода пошел коммутировать, папуас подтаскивает генератор, кто-то пледы раскладывает, повара мангалы разжигают»,—с придыханием рассказывает Федоров. Из потраченных $200 000 около $80 000 стоил арендованный самолет, $100 000—проживание, а $50 000—собственно «развлекаловка».

Ивенторы растущий спрос на услуги в шутку сравнивают кто с распространением сифилиса, кто с организованной преступностью. «Любой взрывной рост подчинен законам эпидемии,—считает Алексей Ванчугов,—ивенты - это вирус. А мы его распространители».

Бизнесмен Владимир к своим 32 годам выработал устойчивую привычку называть всех окружающих "зайками"-и секретаршу, и жену, и партнеров по бизнесу. "На этом и сыграли",-смеется гендиректор и совладелица небольшой ивент-компании "Сибарит" Вера Шипуля. В обычном поле соорудили заячий город с россыпями моркови и капусты. Гостей и весь персонал нарядили в костюмы кроликов. "Под зайку" разрисовали даже самолет, в который посадили поначалу ничего не понимавшего бизнесмена. "В общем, неплохо над ним постебались",-радуется Шипуля удачному розыгрышу, который от нечего делать сам предприниматель и заказал.

Таких клиентов, как Владимир, готовых отстегнуть круглую сумму за «лекарство от скуки», с каждым годом становится все больше. Это раньше о существовании ивенторов (от английского event—событие) многие состоятельные соотечественники даже не подозревали. Теперь редкое событие в жизни элиты обходится без их участия. Для среднего класса с запросами попроще готовят «бюджетные» праздники—кроме эффектных розыгрышей ивент-компании изобретают сценарии «с изюминкой» для свадеб, дней рождений, календарных праздников и обычных вечеринок. И не гнушаются корпоративных мероприятий: скучно, зато приносит стабильный доход. В результате рынок ивент-услуг растет ежегодно на треть. В этом году его оборот достигнет порядка $500 млн—это с учетом маркетинговых акций ($80 млн) и концертной деятельности, прикидывает председатель совета директоров RBA Promo Holding Алексей Ванчугов.
Пятнадцать лет назад, с развалом СССР, организацией праздников занялись все кому не лень—за пару лет в стране набралось около 2000 ивент-компаний, костяк которых составили бывшие кружки самодеятельности. «Два притопа, три прихлопа»,—описывает их «развлечения» Ванчугов. Выжило не более 700 агентств, и почти все они пока универсальны, то есть обслуживают и частных клиентов с уровнем достатка от среднего до заоблачного, и предприятия.

Теоретически каждый может организовать себе стандартный «ивент» вроде дня рождения, большинству ведь, кроме музыки по вкусу да грамотно организованного застолья, ничего не надо. Но даже такой простой набор, как уверяет Шипуля, у ивенторов будет дешевле: прикормленные артисты, площадки и поставщики дают компаниям скидки. На них в этом бизнесе в основном и зарабатывают: по словам гендиректора звукозаписывающей компании CDLandRecords Алексея Козина, от стандартного прайса отнимают 5–10%.
Например, по расценкам одной из крупнейших ивент-компаний—«Праздника», нехитрая вечеринка на 20 человек обойдется в $5000–10 000. Это за банкет ($100–120 на человека), простенькие спецэффекты—сцену «зальют» светом и лазерами, поставят нормальный звук—и выступление какого-нибудь вполне качественного джазового ансамбля или группы, перепевающей хиты 1980-х ($2000–5000). За именитую звезду берут дороже—выступление известного джазового саксофониста Игоря Бутмана обойдется в $5000–7000.

У «Праздника» производство вообще поточное: за год—300–400 мероприятий. Берут как раз демократичностью цен. При организации мероприятий для каких-нибудь банкиров и топ-менеджеров цель противоположная—сделать подороже. «Меньше $350 000 не получается никогда»,—утверждает Ванчугов. Он в прошлом году получил награду за самый большой освоенный ивент-бюджет. Тут особая экономика: вручать «випу» подарок стоимостью меньше $8000—моветон, вот и приглашающая сторона не имеет права упасть в грязь лицом. В Москве на такие вечеринки, по оценке Ванчугова, тратится $10–20 млн в год.

Нюансов, влияющих на стоимость дорогого ивента, множество—от декораций до количества занятого в мероприятии персонала. Но основной затратной строкой в смете всегда остается «звук»—то есть артисты. Особенно душевно российская элита относится к «Дискотеке Авария», «Виагре», «Уме Турман», «Земфире», «Ленинграду» и «Зверям» (гонорары—от $20 000 до $50 000). Совладелец компании «Титан» и известный диджей Дмитрий Федоров таких выступлений организует по 60 за год—это обычный уровень статусной ивент-компании. Из вечеринок пара тянет на $1 млн, около десяти могут стоить под $300 000, а остальные—от $10 000 до $200 000.

Оборот у «Титана» приличный—$5–7 млн в год, в Москве таких компаний около десятка. Правда, у Федорова столько набегает с учетом доходов от записи и продажи музыки. Зато без «музыкальной» подпитки не возник бы и ивент-бизнес—со многими из будущих клиентов и партнеров он познакомился еще в легендарном клубе «Титаник», где с 1996 г. был арт-директором. «Главное, что есть в моей фирме,—вот эти номера телефонов,—Федоров постукивает пальцами по мобильнику.—Потенциально любой человек (из знакомых) может заработать миллионы и (захотеть) сделать себе закрытое пати на $100 000». Личные связи—самый ценный актив и у других ивенторов. «И не рассчитывайте, что я скажу вам, кто эти люди,—переходит почти на шепот Шипуля.—Клиент мне дороже».

А вот Федоров своих постоянных клиентов не секретит. «Любимый»—Олег Бойко, владелец крупнейшей в России сети игорных залов «Вулкан» (журнал Forbesоценил его состояние в $960 млн, это 31-е место в рейтинге богатейших отечественных бизнесменов). «Он прогрессивно мыслящий на предмет тусовок человек,—говорит Федоров.—Понимает, что это делается не для того, чтобы его кинуть на бабки, а чтобы он вместе с друзьями поймал радостные мгновения жизни». Пользуется услугами «Титана» и губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин. «Рациональный товарищ,—отзывается о нем Федоров,—каждую копейку считает, во все цифры погружается. Ему золотые зонтики не нужны». У другого клиента—президента инвестиционной группы «Промышленное развитие» Романа Троценко—«что ни мысль, то ход конем», говорит Федоров, прямо как у заправского продюсера. Сам Троценко, правда, мысли излагает довольно очевидные: «Сидеть в ресторане за длинным столом всем уже давно наскучило, и хочется каких-то других вещей». А в качестве артиллерии на его дни рождения привлекаются «неожиданные» рок-группы, поясняет Федоров.

Впрочем, олигархи задают тон и в пределах родной страны. На 50-летии председателя совета директоров НЛМК Владимира Лисина один из гостей даже уговорил Стинга спеть на бис Shape of my heart, предложив звезде адекватные «чаевые»—$200 000. Гонорар англичанина за все выступление—10 песен—составил около $1 млн. Правда, столичным ивенторам ни копейки не досталось—у НЛМК есть своя «карманная» структура для организации таких торжеств, которая и «свозила в “Лисью нору” звук и свет со всей Москвы», говорит Федоров. По его прикидкам, весь праздник обошелся примерно в $10 млн—«самый крутой день рождения в Москве». До Стинга частные вечеринки на Рублевке обслуживали Робби Уильямс, Элтон Джон и LasKetchup. «А нам удалось затащить даже Фифти Сент»,—гордится Федоров.

Как в любом бизнесе, не обходится без неприятностей. Ванчугову однажды поручили поддержку промо-акции в Екатеринбурге—там открывался торгово-развлекательный комплекс «Парк-хаус». Чартерный Boeing 757 из Москвы улетел, «набитый под завязку всякими миллионерами», в программе—гостиница, пресс-конференция, концерт с участием «Здоб ши Здуб» и Леонида Агутина и, естественно, посещение ресторана. Но в городе было всего одно приличное заведение—«Тинькоф». «Ну и что они, ресторана “Тинькоф” не видели? А увидев, должны, наверное, были сказать: е… твою мать, отличная идея—может, еще и пивка попьем?»—излагает суть возникшей проблемы Ванчугов. Выход вроде бы нашли: скрасить унылое пребывание в питейном заведении должен был выписанный из Москвы десяток пингвинов. По задумке, они выходили в зал вместо официантов, с галстуками-бабочками на шее. Заказчик согласился доплатить за пингвинов $7000, но до Екатеринбурга они так и не доехали. По дороге дрессировщик искупал животных в пруду, «после чего половина сдохла—видимо, от птичьего гриппа», а рефрижератор с выжившими пришлось разворачивать обратно.

К тому же ивенторам частенько приходится закрывать глаза на не вполне легальные пожелания клиентов. «Девочек и легкие наркотики в смету не включаем—это же наш имидж,—говорит учредитель одной некрупной ивент-компании, по понятной причине, на условиях анонимности.—Но порой заходишь в туалет на таком мероприятии, и непонятно, то ли это полочка для мыла, то ли для кокса колумбийского, разбодяженного сахарной пудрой».

От всех этих рисков—и за маленькой, но стабильной прибылью—ивенторы бегут к менее прихотливым корпоративным заказчикам. «Это не просто напиться и забыться, как раньше, а настоящий team building (мероприятия по сплочению коллектива.—Newsweek)»,—уверяет Вера Шипуля из «Сибарита». Петербургский ликероводочный завод «Топаз», например, в прошлом году поднимал корпоративный дух в подмосковном ДК «Мытищи»—отмечали десятилетие. Привезли фокусника, организовали боулинг, а на «озвучку» позвали Льва Лещенко и Владимира Винокура. «Стинг, конечно, уважаемый певец, но вряд ли коллективу он будет ближе»,—не сомневается в правильности выбора директор по рекламе холдинга «Русский алкоголь» (туда входит завод) Наталья Корнейчук. И никаких «Газелей» с ящиками водки. Весь праздник, организованный компанией Event Factory, обошелся в «несколько десятков тысяч долларов».

«Тамада и аттрационы на уровне “бык-родео”, “борцы-сумоисты” и задроченный “Мишка—кукла ростовая”»,—не скрывая презрения, описывает типичный «корпоратив» Ванчугов. Зато заводчане после таких праздников «работают с улыбкой, гордятся страной и выбранной профессией, любят своих жен и, наконец, рожают новых сталеваров», упирает на социальную ответственность Шипуля. Для металлургов, которых опекает ее компания, пишут гимны и снимают патриотические клипы, а на День города и юбилеи предприятия устраивают полноценные «ивенты».
Без опоры на «советчину» современным массовикам-затейникам пока никак не выжить. Новый проект того же авангардиста Ванчугова—замешивать «современные ивент-технологии» с соцсоревнованиями, привлекая к организации профсоюзы.

Предложить его Алексей Ванчугов собирается новому менеджменту ГАЗа—«там есть иностранцы, они знают, как избежать забастовок многотысячных коллективов, мы же познакомим менеджеров с советской системой мотивации труда—пускай работники пишут анекдоты на досках, даже скабрезные, а мы пустим в нужное русло». Ведь никаких кардинальных отличий от тех же Штатов, где оборот только лидирующих ивент-компаний приближается к $200 млн, в России нет—технологически отстаем лет на 10–15, что некритично, и для прорыва достаточно лишь распространить ивент-культуру в массах, считает Ванчугов.
Прав ли он, покажет время. Пока совладельцу «Евросети» Евгению Чичваркину, например, «клоунады и так в жизни хватает». Ивент-компании он привлекает только на детские праздники—$2000–3000 за спектакли с клоунами и фокусниками. А адреналин в избытке обеспечивают власти—то партию мобильников на границе задержат, то еще что-нибудь придумают.
По материалам: «Русский Newsweek»

Метки:

Копировать в блог